Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

 

Свидетель по делу Натальи Шариной: "Библиотека украинской литературы используется в политических играх между Украиной и Россией"



Зоя Светова, журналист, правозащитник, лауреат премии Московской Хельсинкской Группы в области защиты прав человека, бывший член ОНК Москвы:

В Мещанском районном суде Москвы продолжается процесс по обвинению бывшего директора государственной библиотеки украинской литературы в экстремизме и в растрате денег, выделенных из госказны на оплату услуг адвокатов. 59-летняя Наталья Шарина более полутора лет находится под домашним адресом. Свою вину она не признает. Сегодня, 6 февраля, директор Библиотеки украинской литературы пожаловалась в ЕСПЧ на домашний арест.

Судья Мещанского суда Елена Гудошникова — молодая женщина в очках, темные волосы собраны в хвост, ведет судебный процесс невозмутимо, сердится только, когда ей приходится успокаивать стороны: адвокаты и прокурорша часто пререкаются и жалуются судье друг на друга. Впрочем, судья, похоже, скорее на стороне обвинения, она отказывает во всех ходатайствах защиты и удовлетворяет ходатайства гособвинения.

Экстремизм плюс растрата

Судебный процесс по «делу об экстремизме» директора Библиотеки украинской литературы Натальи Шариной начался 2 ноября 2016 года и идет очень медленно: судья назначает заседания раз в неделю, но гособвинению не удается обеспечить явку свидетелей. Обвиняемая, 59-летняя Наталья Шарина, на последнем заседании жаловалась, что из-за неявки свидетелей процесс затягивается: «Я понимаю, что не вы сидите под домашним арестом, — сказала она, обращаясь к прокурору Баландиной, — но из шести заседаний три не состоялись».

Гособвинитель обиделась и поспешила пожаловаться судье: «Обращаю внимание, ваша честь, на неподобающее замечание. Допрошено уже 10 свидетелей, и говорить о том, что я их не вызываю, неправильно».

Наталья Шарина обвиняется по второй части 282 статьи УК РФ. Ей инкриминируют «действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды по признаку национальности, которые она совершила в связи со своим должностным положением», будучи директором Библиотеки украинской литературы Москвы. По мнению прокуратуры, экстремизм Шариной выразился в том, что она расставляла по стеллажам книги, входящие в федеральный список экстремистских материалов Минюста РФ. Всего 25 изданий: книгу Дмитро Корчинского «Война в толпе», сборник «Голод 1932-1933 год на Украине: глазами историков, языком документов», брошюры «Моя встреча с УПА», буклет «Роман Шухевич», детский журнал «Барвинок» и другие украинские издания. В библиотеке был найден диск с песней «Марш УНА-УНСО», а эта организация признана в России экстремистской.

Процесс начался 2 ноября 2016 года. Выслушав фабулу обвинения, Наталья Шарина заявила, что ей непонятна сущность обвинения. Ее адвокат Иван Павлов тогда говорил журналистам, что из обвинительного заключения неясно, каким образом его подзащитная распространяла экстремистские книги: сама ли она ставила их на стеллажи или давала указания подчиненным. Таким образом, по мнению защиты, в действиях Шариной не только нет состава преступления, но само событие преступления не доказано.

Второе обвинение — в растрате денег на оплату работы адвоката, приглашенного библиотекой для защиты ее интересов после первых обысков 2010 года, которые были связаны с поиском экстремистских книг. Тогда было возбуждено первое уголовное дело, которое впоследствии было приостановлено. Речь шла о книгах и газетах, изъятых в библиотеке в ходе обыска в 2010 году и признанных экстремистскими на основании экспертизы, проведенной специалистами Института языкознания. Эти книги были закуплены у украинских издателей предыдущим директором библиотеки Валентиной Слюсарчук, чье место после увольнения заняла Наталья Шарина.

Подсудимая отрицает и обвинения в растрате. Она говорит, что деньги, выделенные департаментом культуры Москвы, были выплачены адвокату полностью.

«Стараемся не брать книги по истории Украины, мало ли, что там найдется»

Второго февраля на заседании по делу Шариной судья Гудошникова допросила двух свидетелей: Елену Расаденкову, заведующую отделом хранения и выдачи фондов в Библиотеке украинской литературы, и бывшую сотрудницу библиотеки Галину Боеву.

Расаденкова подробно рассказала, как в библиотеке исполняют инструкции по проверке экстремистских изданий.

Сама Расаденкова проводила сверку книг с федеральным списком экстремистских материалов каждый день, хотя по инструкции она обязана была это делать лишь ежемесячно.

На вопрос адвоката Ивана Павлова, видела ли она когда-нибудь, как директор библиотеки сама расставляет книги на стеллажах, свидетель ответила, что это «нереально» и Шарина такими вещами не занималась.

Что же касается книги Дмитро Корчинского «Война в толпе», то, по словам Расаденковой, «эта книга, как и другие книги экстремистского содержания, была подброшена в библиотеку на обыске 2010 года». О том, что книги подбрасывали сотрудники правоохранительных органов, проводившие обыск, свидетель слышала от Натальи Шариной и от других сотрудников библиотеки.

О том, что экстремистские книги были подброшены в библиотеку и во время последнего обыска в 2015 году, в интервью Открытой России говорила и сама директор библиотеки Наталья Шарина.

Свидетель Расаденкова уточнила, что библиотеке не рекомендовали брать книги по темам, связанным с Украиной, которые могли быть признаны антироссийскими: «Мы не берем книги по истории УПА, стараемся не брать и книги по истории Украины, мало ли что там найдется. Рекомендовано не брать книги о Бандере».

Прокурор Баландина поинтересовалась, читает ли свидетель все книги, которые поступают в библиотеку, проверяя их таким образом на антироссийское содержание.

Расаденкова ответила, что «таких инструкций для сотрудников библиотеки не существует и они проверяют книги только лишь по федеральному списку экстремистской литературы».

«В жизни ее интересовали только власть и деньги»

Второй свидетель, Галина Боева, проработала в библиотеке с осени 2007 по начало 2010 года. Она объяснила суду, что ей пришлось уволиться из-за неуважительного к ней отношения со стороны директора библиотеки Шариной.

Адвокат Павлов в самом начале ее выступления в суде уточнил, нет ли у нее предвзятого отношения к подсудимой, Боева ответила отрицательно.

Но весь ее допрос говорил об обратном.

Она подробно рассказала об отношениях Шариной с разными сотрудниками и представила ее властным руководителем, получившим свою должность исключительно «благодаря связям», а не из-за ее компетентности. Не менее получаса Галина Боева с удовольствием рассказывала о конфликтах Шариной с сотрудниками, а в конце допроса заявила, что ей пришлось уволиться, потому что она не хотела мыть пол в библиотеке. Правда, свидетель Расаденкова тут же объяснила суду, что все сотрудники, включая директора библиотеки, по очереди мыли пол, потому что какое-то время в библиотеке не было уборщицы.

Выслушав свидетельницу, прокурор неожиданно попросила суд разрешить ей зачитать показания свидетельницы на предварительном следствии. Якобы потому что они отличаются от того, что Боева рассказала на суде.

Адвокаты возражали против оглашения показаний. Но судья удовлетворила ходатайство гособвинителя.

И вот прокурор читает показания, данные уволившейся сотрудницей на следствии. По словам Боевой, украинская диаспора плохо приняла нового директора, потому что Шарина не знала украинского языка и украинской культуры, не разбиралась в различных политических течениях на Украине, но потом она стала посещать украинское посольство, а на мероприятия в библиотеку зачастили представители украинской власти: президент Ющенко, Ляшко (народный депутат Украины, лидер Радикальной партии — прим. Открытой России).

И если сначала директор библиотеки убирала из библиотеки антироссийские книги, то потом она «свернула эту работу».

«Шарина подобрала коллектив под себя. Она не имела выраженных политических взглядов. В жизни ее интересовали только власть и деньги, и этим ограничивался ее кругозор», — закончила читать прокурор показания Галины Боевой.

Присутствующие в зале (несколько журналистов, муж подсудимой) удивленно посмотрели друг на друга: «Что это было?»

Адвокат Павлов спросил свидетеля Боеву: «Вы видели в библиотеке книги антироссийского содержания?».

«Нет», — ответила она.

На этом закончилось шестое заседание по делу об экстремизме директора библиотеки украинской литературы.

Я спросила у адвоката Павлова, почему прокурор настояла на оглашении показаний Боевой, которая достаточно негативно высказывается о подсудимой, но ничего не говорит о сути предъявленного обвинения.

«Зачем? Это самый центральный вопрос, — ответил адвокат Павлов. — Мне тоже непонятно, зачем мы должны были заслушивать эти показания. Оглашение показаний — очень важный процессуальный вопрос. Ясно, что человек дает показания следователю в непонятно какой обстановке. На допросе на него могут психологически влиять, могут формулировать за него. А здесь открытые слушания. Все имеют право задать вопросы свидетелю — и стороны, и судья. И на суде свидетель ведет себя так, чтобы давать показания объективно. Сторона обвинения нередко пользуется возможностью огласить ранее данные показания на следствии, если есть существенные противоречия между показаниями, данными на суде и на следствии. Но в данном случае никаких противоречий мы не услышали. Мы считаем, что в данном случае не было никаких оснований оглашать показания».

«Я понимал и понимаю сейчас, что библиотека используется в политических играх»

Адвокат говорит, что в обвинительном заключении значатся 25 свидетелей обвинения и нет ни одного свидетеля защиты.

«Но эти свидетели показывают в нашу пользу. А то, что говорила свидетель Боева сегодня, это было важно обвинению для фона процесса. Такой фон создается, когда у обвинения нет стержня, создается туман, мутная вода, в которой нередко появляются любители половить рыбку».

На следующем заседании прокурор Баландина продолжит представлять свои доказательства. Пока обвинение в экстремизме выглядит слабо. Еще не допрошены главные свидетели. Один из них — бывший сотрудник библиотеки Сергей Сокуров, по доносу которого в 2010 году было возбуждено первое уголовное дело об экстремизме против Натальи Шариной, которое перекочевало в новое дело, открытое в октябре 2015 года.

Кому выгодно дело против директора библиотеки украинской литературы? Кому мешала Наталья Шарина, которая была опытным менеджером и управленцем, не занимая в российско-украинском конфликте ничью сторону?

Один из свидетелей, директор библиотеки имени Тургенева Ромуальд Крылов-Иодко, отвечая на вопрос адвоката Павлова, сказалось ли возбуждение уголовного дела об экстремизме на репутации Библиотеки украинской литературы, кажется, нашел простое и точное объяснение возникновению этого абсурдного дела: «Я понимал и понимаю сейчас, что Библиотека украинской литературы используется в политических играх между Украиной и Россией».

К сожалению, этот абсурд продолжается уже почти два года, но уже не привлекает столько внимания общества, как раньше. На повестке дня — новые обвиняемые и новые абсурдные дела.

А бывший директор библиотеки уже более полутора лет содержится под домашним арестом, с электронным браслетом на ноге: ей запрещено общаться со всеми, кроме адвокатов и родственников, она не имеет права пользоваться телефоном и интернетом, только недавно судья разрешила ей гулять два часа в день на улице.

По предъявленным обвинениям, 59-летней Наталье Шариной грозит больше десяти лет лишения свободы.

Источник: Эхо Москвы, 8.02.2017


Артур Абашев

Зоя Светова

Яков Кротов

МХГ в социальных сетях

  •  
Остановить политический террор в России! Открытое обращение в СПЧ
В поддержку академика РАН Юрия Пивоварова
Свободу Кириллу Бобро!
Остановить разгром Международного Центра Рерихов
В поддержку Зои Световой и Елены Абдуллаевой
Верните детей в семью Светланы и Михаила Дель!
Обращение российских адвокатов о ситуации в Крыму

Права человека в России СОВА. Информационно-аналитический центр Правозащитный центр Весна, Беларусь Гражданский Форум ЕС-Россия Кавказский узел Казанский Правозащитный Центр Общественное объединение СУТЯЖНИК Фонд 'Общественный Вердикт' CIVITAS.RU Ресурс гражданского общества Молодежное Правозащитное Движение Международная Амнистия МЕМОРИАЛ Межрегиональная правозащитная группа Пермский региональный правозащитный центр Центр содействия реформе уголовного правосудия СПб центр Стратегия Фонд защиты гласности Комитет за гражданские права Движение «За права человека» Фонд ИНДЕМ Комитет против пыток Комитет Гражданское содействие Центр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - Р Фонд В защиту прав заключенных Гражданин и Армия Украинский Хельсинкский союз по правам человека Белорусский Хельсинкский Комитет Портал-Credo.Ru Новая газета    Общественный контроль. Официальный сайт Ассоциации независимых наблюдателей                         

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2017, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 №68-рп и на основании конкурса, проведенного Движением "Гражданское достоинство".