Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

 

Сегодня главный инструмент борьбы с гражданским обществом - уголовные статьи



Более четырех лет прошло с момента принятия в России позорного закона "Об иностранных агентах", который направлен против организаций гражданского общества и нарушает свободу ассоциаций. С каждым годом власти дополняют практику применения закона все более жесткими методами. Какими последствиями это оборачивается для НКО и какие сферы вслед за свободой ассоциаций сегодня попадают под удар, сайту ПЦ «Весна» рассказал главный редактор Московской Хельсинкской Группы Николай Костенко.

- Если посмотреть с самого начала и до актуального момента, как "эволюционировали" формы преследования "иностранных агентов"?

- В 2011 году между российскими властями и обществом начались сложности. Их накал пришелся на выборы в Государственную Думу, когда несколько тысяч человек и в Москве и других городах России вышли на улицы с протестом против массовых фальсификаций. Тогда власти немного испугались, но смогли предотвратить сплочение народных масс, и протесты стихли. Урок из тех событий был вынесен, и уже после президентских выборов 2012 года давление на гражданское общество резко усилилось. В первую очередь, под раздачу попали некоммерческие общественные организации, так как почему-то считается, что все революции, прокатившиеся волной по Востоку, а также по Грузии и Украине, были инициированы именно гражданским обществом. К тому же наш президент, который является выходцем из спецслужб, лично считает, что правозащитные организации - это действительно так называемая "пятая колонна", то есть национальные предатели, готовые в любой момент ударить власти ножом в спину.

Тогда был принят закон об НКО-"иностранных агентах", который сейчас является главным инструментом в борьбе с правозащитными организациями. Надо отметить, что первоначально основной организацией, против которой задумывалась применить этот закон, была организация "Голос", которая занимается наблюдением за выборами. А уже потом репрессивный закон затронул другие НКО.

Нужно всего два компонента, чтобы организацию зачислили в иностранные агенты - иностранное финансирование и политическая деятельность. Понятно, что правозащитная деятельность не является политической. Однако трактовка этого понятия, введенная Министерством юстиции, очень широкая и расплывчатая. Сейчас, по сути, любая деятельность, о которой человек говорит публично, и потенциально этим самым он может повлиять на общественное мнение, может считаться политической.

В законе есть замечание, что политической деятельностью не считается, например, экологическая. Но это никак не мешает Минюсту включать в список иностранных агентов и экологические организации, как это случилось с "Экозащитой". Также есть ряд организаций, которые помогают людям с ВИЧ-инфекцией, почему-то они тоже попали под раздачу, и их начали объявлять иностранными агентами. Такая практика связана со спецификой деятельности властей на местах, которые по всем вопросам придерживаются планов. Поэтому неудивительно, что у них появились планы и по количеству иностранных агентов. Планы эти, конечно, надо выполнять, поэтому и включают в список всех подряд. Так, в начале прошлого года в реестр иностранных агентов включили организацию, занимающуюся содействием малочисленным народам Севера. Вот такое кафкианство в чистом виде.

В прошлом году очередь дошла до самых авторитетных правозащитных организаций, находящихся в Москве: иностранными агентами были признаны Правозащитный центр "Мемориал", международное общество "Мемориал", Сахаровский центр, информационно-аналитический центр "Сова".

С таким клеймом организации вынуждены терпеть многочисленные проверки от Министерства юстиции и, в случае установления "нарушений", платить огромные штрафы. В основном штрафуют в двух случаях: во-первых, за отказ добровольно заносить себя в реестр иностранных агентов (штраф до 300 тысяч рублей), и во-вторых, за то, что на печатных материалах и на сайтах организаций отсутствует информация о том, что данная организация - иностранный агент.

Кроме непосредственного включения в список иностранных агентов, стали вводиться такие санкции, как, например, уголовная ответственность за уклонение от включения в реестр иностранных агентов. Власти начали такую практику с Союза "Женщины Дона": летом прошлого года на руководителя организации Валентину Череватенко было заведено уголовное дело.

- Более чем через четыре года, наверное, уже можно говорить о каких-то тенденциях. Как этот закон сказывается на деятельности неправительственных организаций?

- Статус иностранного агента - это клеймо, потому что никто не считает себя таковым. Если иностранный гражданин перевел хоть один доллар любой правозащитной организации в России, то она уже считается иностранным агентом. Но чей она агент? Не понятно.

После принятия закона много организаций были вынуждены резко сократить или вообще отказаться от иностранного финансирования. А найти деньги внутри страны достаточно сложно, так как далеко не каждый национальный фонд согласится финансировать правозащитную деятельность. Поэтому, к сожалению, много организаций вообще приостановили свою деятельность. Остальные начали искать различные юридические лазейки - вместо одних юридических лиц стали создаваться другие и т.д. Например, Комитет против пыток переименовали в Комитет по предотвращению пыток.

Что касается Московской Хельсинкской Группы, то мы, чтобы не получить статус иностранного агента, отказались от иностранного финансирования, и поэтому были вынуждены значительно уменьшиться в размере. Сейчас в офисе нас работает менее 10 человек. Также раньше у нас была сеть региональных правозащитных организаций, а сейчас, по сути, ее уже нет. В общем, "благодаря" деятельности закона "Об иностранных агентах", на сегодняшний день далеко не в каждом регионе есть хоть какая-то правозащитная организация.

- Кроме статуса "иностранных агентов", в России применяются и более жесткие формы давления ...

- Да, такая проблема существует, и чаще всего мы сталкиваемся с ней на Северном Кавказе, в частности в Чечне. В 2015 году началась кампания по изгнанию правозащитников из этого региона. Тогда произошло нападение на офис Комитета против пыток в Грозном. В прошлом году неизвестные остановили машину с правозащитниками и зарубежными журналистами, всех их сильно избили, а машину сожгли. Также был избит глава Сводной мобильной группы Игорь Каляпин.

Периодически нападения на правозащитников и вообще на активистов происходят и в других регионах. Например, в Краснодарском крае осенью прошлого года пострадали волонтеры экологических организаций, которые приехали туда бороться с лесными пожарами. Местные казаки обвинили активистов в том, что это именно они поджигают лес, напали на их лагерь, и довольно жестоко избили.

- Конечно, такие регионы, как Чечня, это отдельная больная тема. Но тот же Комитет по предотвращению пыток вызывает недовольство госорганов и тем, что "вмешивается" в деятельность пенитенциарных учреждений по всей России, благодаря возможности наблюдать за местами принудительного содержания граждан ... Насколько это действенный инструмент?

- Действительно, несколько лет назад под давлением правозащитного сообщества был принят закон об общественном контроле мест принудительного содержания (СИЗО, исправительные колонии, ИВС и т.д.). Согласно ему, в каждом регионе избирается общественная наблюдательная комиссия, которая выполняет эти функции. Первоначально в состав ГНК, срок действия которой составляет три года, вошло много правозащитников. Но в прошлом году были перевыборы ГНК и, в результате "спецоперации" Федеральной службы исполнения наказаний, в большинстве регионов в составе ГНК оказались люди, которые никакого отношения к общественному контролю и правозащитной деятельности не имеют. Достаточно сказать, что в состав Московской ГНК вошел бывший директор Бутырского СИЗО полковник Комнов, который является фигурантом "списка Магнитского". Правозащитников в новых составах ГНК стало гораздо меньше. Если в Москве еще кто-то остался, то в региональных комиссиях сейчас люди, которые явно не будут бороться с нарушениями в Федеральной службе исполнения наказаний.

- С какими проблемами российские правозащитники чаще всего сталкиваются сегодня?

- У нашего государства сейчас существуют два основных направления для удара - это свобода ассоциаций, о которой я уже рассказал, и свобода собраний, которую также всячески пытаются ограничить. Сейчас главный инструмент в борьбе с гражданским обществом - это статья Уголовного кодекса РФ, согласно которой, если человек несколько раз выходить на несанкционированное мероприятие, его можно привлечь к уголовной ответственности. Как пример - громкое дело Ильдара Дадина. Эта норма оспаривалась в Конституционном суде, но больших надежд на успешный исход у меня не было, так как Конституционный суд у нас перестал выполнять свои функции. В общем, главная проблема России - это отсутствие правосудия в правильном понимании этого слова. У нас есть только "карманное" правосудие, когда суды работают исключительно в интересах властей. Если в процессе есть хотя бы маленькая заинтересованность государственных структур, то суд обязательно примет их сторону, а не сторону простого гражданина. Кстати, самая распространенная жалоба в Европейский суд по правам человека - на нарушение права на справедливый суд.

Государство наступает со всех сторон. Ранее у людей были какие способы, чтобы дать выход своей протестной активности, а сейчас таких возможностей почти не осталось, при том что недовольных людей становится все больше. Это очень неразумная политика, ведь известно, что если в чайнике заткнуть все дыры, то давление внутри него будет расти - и он, в конце концов, взорвется.

Источник: ПЦ Весна (Беларусь), 16.02.2017


Артур Абашев

Зоя Светова

Яков Кротов

МХГ в социальных сетях

  •  
Остановить политический террор в России! Открытое обращение в СПЧ
В поддержку академика РАН Юрия Пивоварова
Свободу Кириллу Бобро!
Остановить разгром Международного Центра Рерихов
В поддержку Зои Световой и Елены Абдуллаевой
Верните детей в семью Светланы и Михаила Дель!
Обращение российских адвокатов о ситуации в Крыму

Права человека в России СОВА. Информационно-аналитический центр Правозащитный центр Весна, Беларусь Гражданский Форум ЕС-Россия Кавказский узел Казанский Правозащитный Центр Общественное объединение СУТЯЖНИК Фонд 'Общественный Вердикт' CIVITAS.RU Ресурс гражданского общества Молодежное Правозащитное Движение Международная Амнистия МЕМОРИАЛ Межрегиональная правозащитная группа Пермский региональный правозащитный центр Центр содействия реформе уголовного правосудия СПб центр Стратегия Фонд защиты гласности Комитет за гражданские права Движение «За права человека» Фонд ИНДЕМ Комитет против пыток Комитет Гражданское содействие Центр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - Р Фонд В защиту прав заключенных Гражданин и Армия Украинский Хельсинкский союз по правам человека Белорусский Хельсинкский Комитет Портал-Credo.Ru Новая газета    Общественный контроль. Официальный сайт Ассоциации независимых наблюдателей                         

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2017, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 №68-рп и на основании конкурса, проведенного Движением "Гражданское достоинство".