Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

 

Российские судьи коррумпированы, но не взятками



Фонд «Общественное мнение» (ФОМ) опубликовал 13 марта результаты социологического опроса о том, что россияне думают по поводу коррумпированности судебной системы страны. Опрос проводился в январе и показал результат, который бы заставил серьезно задуматься судей в любой стране: 56% россиян уверены, что большинство судей в их стране берут взятки, и только 21 процент опрошенных считает, что российские судьи в основном не подвержены коррупции.

При этом такой результат можно по российским меркам считать прогрессом: в аналогичном опросе ФОМ в 2004 году за то, что российские судьи берут взятки, высказалось 67 процентов опрошенных.

Таким образом, мнение о распространенности коррупции среди судей в России за 13 лет изменилось в лучшую сторону, и поэтому еще один ответ россиян на вопрос ФОМ выглядит по-настоящему парадоксально. Оказывается, то, что «российские суды сейчас работают хуже, чем несколько лет назад», в 2004 году полагали 17 процентов опрошенных, а в 2017 — уже 20 процентов.

Возможно, некоторое объяснение противоречивости мнений россиян о судебной системе можно найти в ответе на вопрос социологов, должны ли российские суды быть независимыми от руководства страны: 45% думают, что да, должны — и ровно столько же считают, что нет, судьи должны подчиняться руководству государства. При этом положение о независимости судебной системы заложено в Конституции России - «Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону».

Почему же в России думают о судьях как о коррупционерах, и что влияет на создание такого мнения? На эти вопросы отвечают российские эксперты по судебной системе.

Сергей Пашин: Российские судьи коррумпированы, но не взятками

Федеральный судья в отставке, профессор кафедры судебной власти факультета права НИУ ВШЭ, член Московской Хельсинкской Группы и член президентского Совета по правам человека, инициатор внедрения в России в 90-х годах суда присяжных Сергей Пашин уверен, что на судей переносится негативное мнение российских граждан о всей государственной машине: «Здесь причина — в экстраполяции, люди сталкиваются с нарушением закона и со взяточничеством, когда идут к чиновнику, поэтому считают, что и судьи — такие же. Вряд ли все эти 56 процентов знакомы с судебной системой лично и имели какую-то тяжбу. На самом деле, судебная система, как мне кажется, меньше коррумпирована по сравнению с другими отраслями государственного управления».

Но сама судебная система России, продолжает Сергей Пашин, не старается это предубеждение как-то разрушить: «Судьи выносят неправосудные решения, хотя и не за деньги, а из страха за свою судьбу. Потому что если судья кого-то оправдывает и проявляет мягкость, то его самого начинают считать взяточником сотрудники прокуратуры, следствия и ФСБ, он попадает в черный список, и на его карьере можно поставить крест».

А как же активные разговоры в коридорах российских судов о том, что многие адвокаты (их на судебном слэнге называют «почтальонами») несут судьям конверты с деньгами для решения дела в пользу подзащитных? Судья в отставке говорит, что это по большей части легенда: «В типичном случае адвокат «решает дело» не с судьей, а со следователем — посмотрите долю прекращенных уголовных дел на стадии следствия, и вы увидите, что она многократно превышает количество оправдательных или мягких обвинительных приговоров. А иногда случается, что эти «почтальоны» берут деньги «под судью», но с судьей не делятся, доходило да анекдотических случаев, когда подсудимый требовал вернуть деньги, потому что приговор был обвинительный».

Кроме того, общий обвинительный уклон российского правосудия и та среда, из которой судьи появляются, также заставляют россиян, по мнению Сергея Пашина, думать о судьях плохо: «Поскольку в судьи дорога либо из секретарей судов, либо из карательных структур, в частности, из прокуратуры, из оперработников, следователей, то естественно, что эти люди, надев судейские мантии, что другие люди находятся на свободе из-за их недоработки. Это коррумпированность другого рода, отличная от взяточничества, коррумпированность корпоративной солидарностью с теми, кто работает на обвинение».

Леонид Никитинский: Российская судебная система не хочет исправлять свои ошибки

Обозреватель «Новой газеты», член Совета при президенте РФ по правам человека, лауреат премии Московской Хельсинкской Группы в области защиты прав человека, в прошлом - старшина Гильдии судебных репортеров России Леонид Никитинский приводит еще один пример того, как решения судей отражаются на мнении российских граждан о них, и этот пример — из того же опроса ФОМ: «Там есть цифра, что 43% считают, что часто выносятся несправедливые приговоры, и только 29% - что они выносятся редко. Это говорит о том, что существующая судебная система уперта и отказывается исправлять ошибки. Причем, эти ошибки такие, как недавнее дело Дадина, или дело Севастиди, которую помиловал Путин: они исправляются не самой судебной системой, а под нажимом извне. Конституционный суд «поправил» по Дадину, президент «поправил» по Севастиди, а суды упорствуют в своих ошибках».

Леонид Никитинский отмечает, что в странах бывшего СССР с авторитарными режимами суд является противоположностью той независимой ветви власти, в качестве которой он, как правило, упомянут в законе: «В России и в других таких странах перешла из советских реалий практика, когда пирамида правосудия перевернута. В нормальном европейском понимании суд у этой пирамиды наверху – он главнее всех, главное решение принимает судья. А у нас еще со времен Советской власти все сложилось наоборот: судья это как бы ОТК (отдел технического контроля на предприятиях в СССР), который просто штампует обвинительные решения власти. У нас судейская независимость - чистая формальность».

«Это, конечно, отличает российскую судебную систему, скажем, от США, где судья – это «царь и бог», к нему ни на какой козе не подъедешь по определению. А у нас - не так. И, конечно, граждане это смутно понимают, весьма смутно, не на экспертном уровне, но это смутное понимание и отражается в цифрах этого опроса» - делает вывод Леонид Никитинский.

Источник: Русская служба «Голоса Америки», 16.03.2017

На фото Сергей Пашин


Ильдар Дадин

Стефания Кулаева

МХГ в социальных сетях

  •  
Свободу Кириллу Бобро!
Остановить разгром Международного Центра Рерихов
В поддержку Зои Световой и Елены Абдуллаевой
Верните детей в семью Светланы и Михаила Дель!
Обращение российских адвокатов о ситуации в Крыму
Требуем принять закон против домашнего насилия
Освободить Варвару Караулову. Ее приговор — козырь для террористов

Права человека в России СОВА. Информационно-аналитический центр Правозащитный центр Весна, Беларусь Гражданский Форум ЕС-Россия Кавказский узел Казанский Правозащитный Центр Общественное объединение СУТЯЖНИК Фонд 'Общественный Вердикт' CIVITAS.RU Ресурс гражданского общества Молодежное Правозащитное Движение Международная Амнистия МЕМОРИАЛ Межрегиональная правозащитная группа Пермский региональный правозащитный центр Центр содействия реформе уголовного правосудия СПб центр Стратегия Фонд защиты гласности Комитет за гражданские права Движение «За права человека» Фонд ИНДЕМ Комитет против пыток Комитет Гражданское содействие Центр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - Р Фонд В защиту прав заключенных Гражданин и Армия Украинский Хельсинкский союз по правам человека Белорусский Хельсинкский Комитет Портал-Credo.Ru Новая газета    Общественный контроль. Официальный сайт Ассоциации независимых наблюдателей                    

© Московская Хельсинкская Группа, 2012-2017, 16+. Данная страница поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 №68-рп и на основании конкурса, проведенного Движением "Гражданское достоинство".