Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

 

В СПЧ готовят поправки в Уголовный кодекс по гуманизации тюремной системы

Совет по правам человека при президенте РФ (СПЧ) обсудит поправки в Уголовный кодекс, которые в случае принятия серьезно гуманизируют тюремную систему, сообщает «Независимая газета». Предлагается не направлять в колонии людей, чей срок подходит к концу, предусмотрев для них возможность остаться в СИЗО и условно-досрочное освобождение.

Поправки в законодательство подготовил член СПЧ, руководитель Комитета за гражданские права Андрей Бабушкин. Правозащитник обратил внимание на законодательную коллизию, согласно которой заключенных обязаны этапировать из СИЗО сразу после суда вне зависимости от срока приговора.

В итоге часть заключенных освобождаются по дороге к месту отбытия наказания либо же через несколько дней после прибытия в колонию в сотнях, а иногда и в тысячах километров от места их жительства, в незнакомых и чужих городах. «Это не только приводит к неоправданным расходам из государственного бюджета, но и к неоправданным и опасным морально-психологическим издержкам», – считает Бабушкин.

Изредка такие истории становятся и достоянием гласности. Как в случае с бывшим фигурантом «болотного дела» Ярославом Белоусовым, которого направили по этапу за месяц до окончания срока заключения. Почти весь срок он провел в СИЗО. В беседе с «Независимой газетой» он с неприязнью вспомнил о процедуре этапа, назвав ее самой настоящей пыткой. «Если человеку предъявлено обвинение, для нашего государства он становится неполноценным. И с ним можно делать что угодно – мариновать в автозаках, ежедневно возить в суды, не давая время на сон и питание, или, как случилось со мной, – отправить по всей стране этапом за месяц до освобождения».

Белоусов рассказывает, что этапирование – очень жестокая процедура, особенно летом. «Ты всегда в металле – будь то железнодорожный вагон или воронок, вокруг табачный дым, духота и скученность. В купе, где шесть полок, стандартно запускают 12–14 человек. Окон в таком вагоне нет. Так что правозащитник Бабушкин, по сути, предлагает отменить узаконенную пытку».

Белоусов подчеркивает, что в его случае она длилась почти месяц. «Сначала ехал до Липецка, потом до Волгограда, там десять дней провел в местном СИЗО, потом был Пятигорск, потом «транзитка» и «продол» (коридор с одиночными камерами, где содержатся особо опасные преступники). В итоге я приехал в колонию на хуторе Дыдымкин на три дня».

Случай с Белоусовым особенно показателен, потому что речь шла о политическом заключенном с огромным общественным резонансом, за судьбой которого постоянно следили правозащитники. В других ситуациях проконтролировать условия этапа общественникам невозможно.

В связи с этим Бабушкин предлагает включить в Уголовный кодекс три поправки. А именно: разрешить, по желанию, оставаться в СИЗО гражданам, которым на момент вступления приговора в силу сидеть остается не более 3 месяцев. Условно-досрочно освобождать лиц, которым на момент вступления в силу приговора сидеть остается не более 30 дней. Таковых правозащитники предлагают освобождать постановлением начальника СИЗО. А также дополнить УК нормой, согласно которой «если осужденный отбыл не менее половины размера наказания в следственном изоляторе, где не имел неснятых взысканий, суд одновременно с постановлением приговора рассматривает вопрос о назначении неотбытой части наказания условно».

Поправки в ближайшее время будут обсуждаться на заседании СПЧ под руководством Михаила Федотова. Член СПЧ Евгений Бобров объясняет, что инициативу Бабушкина еще предстоит обсудить в деталях. Другие правозащитники называют поправки важнейшим шагом для позитивных изменений в уголовно-исправительной системе. Хотя понятно, что первым делом придется столкнуться с российскими реалиями, которые заключаются в переполненности СИЗО и нежелании суда отпускать кого бы то ни было из-под стражи.

Член правления Комитета за гражданские права Николай Кавказский, который в рамках «болотного дела» был арестован и провел в СИЗО год, объяснил, что инициатива помогла бы очень многим людям. «Конечно, может возникнуть вопрос переполненности СИЗО. Но даже это не главное – проблема в судах, которые, когда речь касается меры пресечения, игнорируют даже Верховный суд, который четко указал, что в СИЗО должны сажать в исключительных случаях. Кроме того, хорошо бы принять и закон о зачете одного дня в СИЗО за два, поскольку эта инициатива затерялась после прохождения первого чтения в Госдуме прошлого созыва».

Источник «Независимой газеты», близкий к Федеральной службе исполнения наказаний, также позитивно высказался об инициативе Бабушкина. «Действительно, бывают заключенные, которые освобождаются буквально с этапа, куда их должны направить в течение 10 дней после вступления приговора в законную силу. В одном СИЗО парень нетрадиционной ориентации умолял недавно не отправлять его на этап, потому что боится, а сидеть ему осталось около двух месяцев. К сожалению, сделать что-то в данной ситуации администрация СИЗО не в состоянии, хотя ему была обеспечена специальная камера, в которой он был в безопасности, – говорит источник. – Впрочем, в Москве при перелимите, пусть и пошедшем чуть на спад, оставлять доотбывать наказание в СИЗО проблематично. Есть еще всякие нюансы: из СИЗО невозможно выйти по УДО, так как принято считать, что СИЗО является местом отбывания наказания только для осужденных из хозотряда».

На проблему всей сложившейся системы указывает и один из авторов закона об общественных наблюдательных комиссиях, член Московской Хельсинкской Группы Валерий Борщев. Он указывает, что с нынешними судами любые процедуры, направленные на гуманизм в отношении обвиняемых, не пройдут. «У нас даже по УДО освобождают только треть из числа тех, кого рекомендует начальство колонии. То есть суды и тюремщики друг друга не понимают, этот вопрос, видимо, тоже стоит вынести на обсуждение Верховного суда, – подытоживает Борщев. – А вообще инициатива Бабушкина прекрасная, я всячески ее поддерживаю. Но, зная состояние нынешней системы, надежд, что поправки, если их примут, будут исполняться, немного. Сейчас суды отказываются освобождать даже находящихся при смерти людей».

Стефания Кулаева

МХГ в социальных сетях

  •  
Остановите выдворение журналиста Али Феруза, спасите его от тюрьмы и пыток
В поддержку Алексея Малобродского и "Гоголь-центра"
Остановить политический террор в России! Открытое обращение в СПЧ
В поддержку академика РАН Юрия Пивоварова
Свободу Кириллу Бобро!
Остановить разгром Международного Центра Рерихов
В поддержку Зои Световой и Елены Абдуллаевой

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2017, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 №68-рп и на основании конкурса, проведенного Движением "Гражданское достоинство".