Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

 

Это была казнь. В ночь на 26 января в Грозном расстреляли десятки людей



Автор: Елена Милашина, редактор отдела спецпроектов «Новой газеты», лауреат премии МХГ

На протяжении многих лет «Новая газета» регулярно публиковала сведения о массовых расправах в Чечне. Мотивы, по которым преследовались жители республики, были самыми разными. В начале апреля «Новая газета» опубликовала факты, свидетельствующие о массовых преследованиях, пытках и убийствах жителей Чечни по мотиву их гомосексуальной ориентации. В связи с огромным международным давлением от правоохранительных органов России впервые (и то — с трудом) удалось добиться проведения доследственной проверки по фактам внесудебных казней в Чечне. И это уже было невероятным достижением.

20 апреля мы передали следствию персональные данные двух человек, по сведениям газеты, убитых в ходе антигейской кампании в Чечне. С прояснения судьбы именно этих людей и началось наше журналистское расследование.

Все сведения об убитых по мере их поступления мы передавали следствию для проверки. Также мы передали в Следственный комитет России анонимные свидетельства выживших жертв, содержавшихся в секретных тюрьмах и переживших ужасные пытки. Эти свидетельства позволяли следователям самостоятельно установить персональные данные жертв, что, по информации «Новой газеты», сделать удалось.

Заместитель руководителя управления ГСУ СК РФ по СКФО по расследованию особо важных дел Игорь Соболь, который проводил проверку, намеревался встретиться с жертвами и попытаться убедить их дать объяснения. Однако проверкой Игорь Соболь занимался всего две недели, а потом его совершенно неожиданно назначили на новую должность. И проверку поручили другому следователю. Именно после рокировки официальное расследование перестало быть активным и заняло предсказуемую позицию: раз жертвы преступления сами не обращаются с заявлениями, то и преступления не было.

Позиция Москальковой

Мы предполагали такой исход. Именно молчание живых жертв, до смерти запуганных неограниченными возможностями чеченских силовиков, — главный аргумент следствия в ответ на все обращения о нарушениях прав человека в Чечне.

Поэтому кроме фамилий убитых геев, мы передали следствию список из 20 с лишним жителей Чечни, задержанных с конца декабря 2016 года и, по нашим данным, убитых в январе этого года. Эти люди были задержаны в ходе нескольких спецопераций, проведенных в Чечне после 17 декабря 2016 года. Им не предъявлялось никаких официальных обвинений. В отношении этих людей, как, собственно, и в случае с геями, скорее всего, было принято решение о ликвидации. И приказ был приведен в исполнение.

Справка

17 декабря 2016 года группа молодых людей совершила нападение и убийство знакомого полицейского. Нападавшие угнали машину полицейского. В ходе погони они сбили на этой машине сотрудника ДПС. Все нападавшие были уничтожены, в том числе трое задержанных.

Поданным ПЦ «Мемориал», они были расстреляны в больнице Грозного.

После этого по всей Чечне начались массовые задержания, также были проведены две превентивно-показательные контртеррористические операции.

Все данные о, как мы полагаем, убитых жителях Чечни были переданы не  только следствию, но и высокопоставленным чиновникам. В том числе Уполномоченному по правам человека России Татьяне Москальковой.

В своих обращениях мы особо оговаривали: вот — предположительно убитые по подозрению в гомосексуализе, вот — по совсем по другому мотиву. (Скорее всего, по подозрению в экстремизме, хотя утверждать это мы не можем — именно потому, что никаких официальных обвинений не предъявлялось и достаточных данных для предъявления обвинений у  чеченской полиции также не было.) «Никто и ни при каких обстоятельствах не может быть подвергнут насилию, унижению и тем более лишению жизни», — публично заявила тогда Татьяна Москалькова и передала наше обращение в СКР для проверки.

6 июня стали известны предварительные результаты проверки, которую Следственный комитет России ведет уже более двух месяцев. Уполномоченный по правам человека России Татьяна Москалькова сообщила о реакции СКР на свой запрос: «Я получила такой ответ, который говорит, что ими не  установлены факты, подтверждающие насильственные действия, в связи с  тем, что у них отсутствуют конкретные данные по этим гражданам».

Татьяна Николаевна имела все основания поставить в этой истории жирную точку, как поступали до нее многие высокопоставленные чиновники. Но Москалькова в этой ситуации заняла принципиальную позицию. «Поскольку в моем запросе и в том письме, которое я переслала от «Новой газеты», содержатся фамилии людей якобы погибших, то проверка на этом не считается законченной, и я попрошу написать уточняющий ответ по тем фамилиям, которые перечислены в письме», — заявила Татьяна Москалькова.

В комментарии агентству ТАСС Татьяна Николаевна также сказала, что в списке, который ей передала «Новая газета», «указаны только фамилии, имена, больше данных нет». Москалькова выразила надежду, что «следственные органы смогут побеседовать с автором статьи, получить у него дополнительные данные о годе рождения, о месте захоронения, о родственниках, о бывшем месте проживания». Дело в том, что в ходе общения со следователем, проводящим проверку, мы передали более полные данные, позволяющие идентифицировать людей из списка и установить их судьбу. На тот момент мы располагали информацией о месте жительства этих людей и датами их рождения.

Одна январская ночь

Передав список официальному следствию, мы не остановили собственное расследование и продолжили параллельно выяснять, что случилось с этими людьми.

И поскольку у нас нет больше уверенности, что новый следователь, проводящий проверку, захочет общаться с журналистами «Новой газеты», мы решили опубликовать все, что нам известно об обстоятельствах их  исчезновения.

После 17 декабря прошлого года в Чечне начались массовые задержания людей. В начале январе в Грозненском, Курчалоевском и в Шалинском районах Чечни были проведены спецоперации, в  ходе которых проходили массовые задержания. Задержанные, однако, никак не оформлялись официально, им не предъявляли обвинение, а вместо этого — поместили в подвалы и подсобные помещения отделов полиции. Задержания продолжались до конца января, всего, по данным газеты, было задержано около 200 человек.

«Новая газета» тщательно отслеживала эти события и неоднократно писала о судьбе задержанных. Так, 12 января мы публиковали фамилии задержанных после спецоперации в Курчалоевском районе. Часть людей из этого списка были «легализованы» только 20 февраля. Это значит, что формально арестованы они были только через полтора месяца после фактического задержания. Этим людям были предъявлены официальные обвинения в незаконном обороте оружия (ст. 222 УК РФ), единицам добавили 208 УК РФ (участие в незаконном вооруженном формировании).

Мы полагаем, что за полтора месяца незаконного содержания у этих людей под давлением были получены признательные показания, часто являющиеся в Чечне единственным доказательством вины. В этом легко убедиться, подняв уголовные дела, которые расследует сейчас следственное управление Следственного комитета Чечни. Доказательством незаконного полуторамесячного задержания, которое на самом деле с точки зрения закона нивелирует все так называемые признательные показания, может быть опубликованные 12 января на сайте «Новой газеты» фамилии 22 задержанных 9—10 января.

При сопоставлении этих данных выяснилось, что шесть человек, задержанных 9—10 января, значатся в списке предпологаемых убитых, который мы передали в СКР.

Список «с пометками»

В ходе журналистского расследования мы смогли получить от источника в  МВД по Чечне список задержанных в январе жителей. Мы также смогли соотнести задержанных со следующими населенными пунктами Чечни:

·         Шали (28 человек),

·         Курчалой (9 человек),

·         Цоци-Юрт (11 человек),

·         Майртуп (6 человек),

·         Герменчук (3 человека),

·         Комсомольское (1 человек),

·         Автуры (2 человека),

·         Старая Сунжа (4 человека),

·         Сержень-Юрт (2 человека),

·         Белгатой (1 человек).

Сравнив этот документ со списком предполагаемых убитых, переданным в  СКР «Новой газетой», мы выяснили судьбу еще 21 человека, которые были задержаны и впоследствии, по нашим данным, убиты. Самое большое количество задержаний было в Шалях, адреса жителей Шалей из списка нам удалось установить. Но все попытки узнать что-либо о судьбе этих людей натыкались на невероятный страх наших собеседников. Один из них, сотрудник городской администрации Шалей, панически отказался знакомиться с фамилиями установленных нами шалинцев и сказал:

«Все, кого задержали в Шалях в январе, — их больше нет. Не ищите».

Полная версия и оригинал статьи здесь

Источник: Новая газета, 9.07.2017


Стефания Кулаева

МХГ в социальных сетях

  •  
Остановите выдворение журналиста Али Феруза, спасите его от тюрьмы и пыток
В поддержку Алексея Малобродского и "Гоголь-центра"
Остановить политический террор в России! Открытое обращение в СПЧ
В поддержку академика РАН Юрия Пивоварова
Свободу Кириллу Бобро!
Остановить разгром Международного Центра Рерихов
В поддержку Зои Световой и Елены Абдуллаевой

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2017, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 №68-рп и на основании конкурса, проведенного Движением "Гражданское достоинство".