Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

 

Директор Human Rights Watch в России: Чеченские власти подталкивали родственников геев к "убийствам чести"



Спикер парламента Чечни Магомед Даудов (известный также под кличкой «Лорд») лично давал команду на «жесткую зачистку» геев в республике и присутствовал при издевательствах над задержанными в «секретных тюрьмах» — об этом говорится в 42-страничном докладе правозащитной организации Human Rights Watch. Документ основан на интервью с пострадавшими от действий чеченских силовиков в конце февраля — начале апреля этого года. Подозреваемых задерживали, морили голодом, избивали и пытали током, требуя предоставить информацию о других геях. Директор московского бюро Human Rights Watch Татьяна Локшина рассказала о том, какую роль в этих преступлениях играет высшее руководство республики, и почему теперь вся надежда лишь на международное давление.

Нам удалось выяснить, что в рамках этой облавы, охоты на геев, десятки мужчин были задержаны местными силовиками, причем неофициально, без какого бы то ни было оформления и без какой бы то ни было процедуры. Далее их содержали в незаконных тюрьмах — кого-то несколько дней, а кого-то и около двух недель. В этих тюрьмах их убивали, пытали электрическим током, от них требовали, чтобы они назвали имена других предполагаемых геев.

Некоторых из них потом возвращали родственникам в рамках такой своеобразной церемонии: они должны были под присмотром, по настоянию силовиков признаться родственникам в своей гомосексуальности, а дальше силовики позорили их перед членами семьи, которые там присутствовали, и стыдили родственников, что те допустили появление такого пятна на чести семьи.

И когда, наконец, задержанных все-таки отдавали родным, буквально передавали им на руки, силовики не приказывали напрямую их убить, но говорили: «вы же понимаете, что нужно делать». Конечно, подобные комментарии в Чечне интерпретируются совершенно однозначно, поэтому люди, пострадавшие от этих облав, находятся в крайне уязвимом положении — ведь, с одной стороны, пока они в России, их могут найти — до них могут легко дотянуться чеченские силовики, особенно до пострадавших, которые успели поговорить с прессой. Это такое своеобразное возмездие. А с другой стороны, их могут найти те их родственники, которые проникнуты убежденностью, что единственное правильное решение в данном случае – это убить, потому что иначе семья опозорена.

В своей публичной риторике чеченские власти также подталкивали семьи к убийствам чести, подчеркивая, что убийство чести в таких ситуациях допустимо и нормально.

На основе тех интервью, что мы провели с задержанными, мы пришли к выводу, что спикер парламента Чечни Даудов лично курировал расправу над геями. Также нам сообщали, что он присутствовал при пытках, что он посещал места незаконного содержания под стражей. Основываясь на обрывках разговоров между силовиками, которые слышали задержанные, у нас есть основания полагать, что именно он изначально санкционировал эту кампанию по задержанию и пыткам.

Наша организация постоянно задает вопросы о ходе расследования в своих переговорах с российскими властями на высшем уровне. Честно говоря, мы уверены, что именно международное давление привело к тому, что Кремль обещал в этой ситуации эффективное расследование. Кадыров и подконтрольные ему силовики подобным образом управляют Чечней уже много лет практически в абсолютной безнаказанности. И хотя сама по себе подобная организованная кампания против геев нова, методы, которыми пользовались силовики, те же, какими они пользовались в отношении разных групп нежелательных: будь то мусульмане-салафиты, предполагаемые пособники боевиков, предполагаемые наркопотребители и так далее.

Из доклада HRW, показания задержанных:

Получалась цепочка. Возьмут одного, покопаются в телефоне, под пыткой заставят других назвать, потом этих других возьмут и так дальше… Там, где меня держали, нас [геев] поначалу четверо было, а через несколько дней – уже два десятка. По ночам, когда нас в покое оставляли, я пытался вновь прибывших уговаривать, чтобы они шли в отказ, все отрицали, никого не называли. Я им говорил, что чем больше людей назовем, чем больше дадим информации – тем дольше нас в этой тюрьме держать будут, пытать… Объяснял им: разве не видите, кто много говорит – того еще жестче пытают… Но обрабатывали серьезно: избивали, и особенно ток, и очень немногие могли выдержать, чтобы не расколоться.

<…>

Мы это называли «карусель». [Силовики] кладут тебя лицом на пол и избивают трубами. Потом других заключенных подводят – и уже их заставляют бить дальше. Каждый получает 70-80 ударов. Вот так это и происходило… От пояса и ниже весь синий становишься.

<…>

Поворачивают ручку – тебя бьет током, трясешься весь. А они всё крутят и крутят свою чертову машинку, боль дикая, ты орешь, перестаешь понимать, кто ты, что ты… В конце концов отрубаешься в черноту, а когда приходишь в себя – начинают по-новой. С тобой закончат, ты как-то пытаешься собраться, но слышишь, как другие [заключенные] кричат, эти звуки, пытки эти весь день, и в какой-то момент просто крыша съезжает.

<…>

Побои, даже ток – это я еще мог вытерпеть, никого из геев им не сдал, ни в чем не сознался, хотя каждый день пытки были… Но унижения эти – совсем невыносимо. [Силовики] в лицо нам плевали, обзывали по-всякому, унижали страшно… Когда меня наконец выпустили, я чуть в петлю не полез. Не могу жить с этим унижением, просто не могу.

В принципе то, что произошло этой весной, было бы невозможно, если бы таким образом господин Кадыров не управлял Чеченской республикой в течение многих лет. И мы уверены, что только сильнейшее международное давление смогло привести к тому, что Кремль пообещал расследовать эти преступления. И если это давление не продолжится, то вероятность того, что Кремль просто снимет этот вопрос со своей повестки дня, очень велика.

Не зря же федеральные чиновники неоднократно заявляли: «Где те самые потерпевшие? Где официальные заявления со стороны потерпевших? Нет заявлений, нет и фактов!» То есть желание покончить с этой историей, предать ее забвению — налицо. При этом ситуация настолько угрожающая для пострадавших, им настолько небезопасно находиться на территории России, что мы призвали другие государства, чтобы они предоставляли им убежища.

Из доклада HRW:

Те люди, которых отпустили и близкие родственники которых отнеслись к ситуации с пониманием, надеялись на то, что все осталось позади, однако некоторые бежали из Чечни после того, как во второй половине марта в республике началась вторая волна облав на геев и у них появились весомые основания бояться нового незаконного задержания и пыток. Некоторые наши собеседники говорили, что после их отъезда к родственникам приходили чеченские силовики, которые задавали угрожающие вопросы и намекали на последствия, если семья не обеспечит возвращения «объявленного в розыск» в Чечню.

Бывшие задержанные не без оснований опасаются, что чеченские силовики или родственники будут охотиться за ними по всей России. Хьюман Райтс Вотч известно по меньшей мере четыре случая, когда ЛГБТ, бежавшие из Чечни в различные российские города, впоследствии были вынуждены уезжать за границу из-за прямых угроз расправы со стороны родственников.

В Чечне уровень гомофобии очень высок, как и в принципе на Северном Кавказе, но здесь речь идет не о гомофобии в обществе, а об организованной властями кампании по преследованию конкретной группы нежелательных лиц. Среди преследуемых — критики власти, мусульмане-салафиты, на самом деле таких конкретных групп очень много. Конечно, мы надеемся на проведение по нарушениям прав человека в Чечне в кои-то веки нормального расследования.

С другой стороны, многолетний опыт безнаказанности (исчезновения людей, пытки, которые оставались не расследованы) не внушает нам оптимизма, мы очень осторожно относимся к перспективам расследования, но будем надеяться, что оно все же произойдет.

Автор: Софья Адамова

Источник: The Insider, 26.05.2017


Лев Пономарев

Генри Резник

Леонид Гозман

Лев Пономарев

Антон Чивчалов

МХГ в социальных сетях

  •  
Остановите выдворение журналиста Али Феруза, спасите его от тюрьмы и пыток
В поддержку Алексея Малобродского и "Гоголь-центра"
Остановить политический террор в России! Открытое обращение в СПЧ
В поддержку академика РАН Юрия Пивоварова
Свободу Кириллу Бобро!
Остановить разгром Международного Центра Рерихов
В поддержку Зои Световой и Елены Абдуллаевой

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2017, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 №68-рп и на основании конкурса, проведенного Движением "Гражданское достоинство".