Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

 

Давление на слово и творчество растет



Доклад «Россия, 2016, 2017. Нарушения и государственные ограничения свободы слова, свободы печати, свободы художественного творчества» сейчас активно распространяется в соцсетях. Его авторы настаивают, что в стране действуют такие репрессивные законы, которые позволяют наказывать за выраженное разными художественными способами мнение вплоть до лишения физической свободы.

Доклад подготовлен ассоциацией «Свобода слова», которую составили вышедшие из Русского ПЕН-центра литераторы, журналисты и блогеры. Выводы доклада основаны и на данных, полученных от творческих организаций, правозащитных и гражданских объединений – в том числе «Мемориала», Московской Хельсинкской Группы и Центра защиты прав СМИ.

В докладе говорится, что цензура продолжает охватывать все больше сфер. Если раньше давлению подвергались в основном СМИ, то теперь от пристрастного внимания государства все чаще страдают писатели, и художники, и кинематографисты. Авторы утверждают, что любое проявление инакомыслия, появление любого произведения искусства, не соответствующего официальным канонам, «а также участники церемоний и выставок на неугодные власти темы становятся мишенью хулиганских выходок прокремлевских группировок». Театр тоже оказался одним из важнейших полигонов противостояния между государством и культурой: «Режиссеры театра и кино чаще всего сталкиваются с лишением государственного финансирования и цензурой под прикрытием «оскорбления чувств верующих».

После появления в 2009 году официального «Федерального списка экстремистских материалов» под натиском прокуратуры оказались и библиотеки. «Сейчас количество актов прокурорского реагирования в адрес библиотек исчисляется сотнями, активность органов прокуратуры в отношении библиотек ежегодно увеличивается», – говорится в документе. Библиотекари вынуждены заказывать экспертизу «обвиняемых» книг, причем в основном за свой счет, чтобы доказать, что «ни вреда для психического здоровья, ни пропаганды педофилии или гомосексуализма эти произведения не несут». При этом в докладе подчеркивается, что даже если это и удается доказать, то директора библиотек и школ все равно остаются «на заметке» у прокуратуры и подвергаются наиболее строгим и часто не обоснованным проверкам.

В докладе ассоциации вынесен и приговор тем законам, которые приняты с явной целью ограничить свободу слова. В частности, «пакет Яровой» охарактеризован так: «Он создает препятствия свободному обмену информацией в целом между гражданами, провоцирует самоцензуру в СМИ и Интернете, снижает уровень критической дискуссии, что негативно сказывается и на свободе массовой информации в целом». В результате, подчеркивается в документе, в региональной прессе уже «публикуются одни пресс-релизы».

Один из разделов доклада посвящен таким последствиям введенных ограничений, как репрессии. В 2016 году зафиксировано 47 случаев уголовного преследования, причем в 19 из них фигурантами являлись блогеры. Если даже дело заканчивается не обвинительным приговором, то в период расследования свобода журналиста ограничена подпиской о невыезде. За прошлый год, согласно представленной статистике, было совершено около 54 нападений на публицистов, примерно 22 незаконных увольнения сотрудников СМИ, 44 угрозы в их адрес и 63 случая задержания полицией. Появилась и новая технология – выход изданий-двойников, с прошлого года эксперты насчитали появление семи.

Самым же распространенным нарушением является отказ в законном праве журналиста на предоставление информации: в 2016 году количество только зарегистрированных случаев увеличилось до 613 с 405 – в 2015-м. При этом крайне редко удается добиться реального применения статьи 144 Уголовного кодекса «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов». К тому же, как указано в докладе, дела по ней возбуждаются в отношении водителей, дорожных рабочих, сотрудников общепита – то есть кого угодно, а вот чиновники, как правило, остаются безнаказанными.

«Безнаказанность должностных лиц, осуществляющих давление на журналистов и СМИ, остается одной из главных проблем. Расследование преступлений против представителей прессы находится на очень низком уровне», – подчеркнули авторы исследования.

Еще один пункт доклада посвящен преследованиям за попытки «фальсификации истории в ущерб интересам России». Поскольку юридического определения этому понятию нет, правоохранители трактуют его достаточно широко. Из библиотек нескольких гуманитарных гимназий, где углубленно изучается история, органы прокуратуры и управления образованием потребовали изъять книги Виктора Суворова и Льва Гумилева – хотя и спорные, с точки зрения историков, но не содержащие никаких противоправных утверждений и призывов.

Автор: Екатерина Трифонова

Источник: Независимая газета, 29.05.2017


Лев Пономарев

Генри Резник

Леонид Гозман

Лев Пономарев

Антон Чивчалов

МХГ в социальных сетях

  •  
Остановите выдворение журналиста Али Феруза, спасите его от тюрьмы и пыток
В поддержку Алексея Малобродского и "Гоголь-центра"
Остановить политический террор в России! Открытое обращение в СПЧ
В поддержку академика РАН Юрия Пивоварова
Свободу Кириллу Бобро!
Остановить разгром Международного Центра Рерихов
В поддержку Зои Световой и Елены Абдуллаевой

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2017, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 №68-рп и на основании конкурса, проведенного Движением "Гражданское достоинство".