Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

 

Богораз Лариса Иосифовна (1929–2004)



Советский и российский лингвист, правозащитница, публицист. В 1989–1994 гг. – председатель Московской Хельсинкской группы.

Родилась в Харькове 8 августа 1929 года. Родители – партийные и советские работники, участники Гражданской войны, члены партии. В 1936 году ее отец был арестован и осужден по обвинению в "троцкистской деятельности".

В 1950, окончив филологический факультет Харьковского университета, Богораз вышла замуж за Юлия Даниэля и переехала в Москву; до 1961 работала преподавателем русского языка в школах Калужской области, а затем Москвы. В 1961–1964 – аспирант сектора математической и структурной лингвистики Института русского языка АН СССР; работала в области фонологии. В 1964–1965 жила в Новосибирске, преподавала общую лингвистику на филфаке Новосибирского университета. В 1965 году защитила кандидатскую диссертацию (в 1978 году решением ВАКа была лишена ученой степени; в 1990 году ВАК пересмотрел свое решение и вернул ей степень кандидата филологических наук).

Богораз знала о "подпольной" литературной работе своего мужа и Андрея Синявского; в 1965, после их ареста, она, вместе с женой Синявского Марией Розановой, активно способствовала перелому общественного мнения в пользу арестованных писателей. Дело Синявского и Даниэля положило начало систематической правозащитной активности многих из тех, кто принял в ней участие, в том числе и самой Богораз.

В 1966–1967 она регулярно ездила в мордовские политические лагеря на свидания к мужу, знакомилась там с родственниками других политических заключенных, включала их в круг общения московской интеллигенции. Ее квартира стала чем-то вроде "перевалочного пункта" для родственников политзаключенных из других городов, едущих на свидания в Мордовию, и для самих политзаключенных, возвращающихся из лагеря после отбытия наказания. В своих обращениях и открытых письмах Богораз впервые ставила перед общественным сознанием проблему современных политзаключенных.

Поворотным моментом в становлении правозащитного движения стало совместное обращение Богораз и Павла Литвинова "К мировой общественности" (11 января 1968) – протест против грубых нарушений законности в ходе суда над Александром Гинзбургом и его товарищами ("процесс четырех"). Впервые правозащитный документ апеллировал непосредственно к общественному мнению; даже формально он не был адресован ни советским партийным и государственным инстанциям, ни советской прессе. После того, как его многократно передали по зарубежному радио, тысячи советских граждан узнали, что в СССР существуют люди, открыто выступающие в защиту прав человека. На обращение откликнулись десятки людей, многие из которых солидаризировались с его авторами. Некоторые из этих людей стали активными участниками правозащитного движения.

Подпись Богораз стоит и под многими другими правозащитными текстами 1967–1968 и последующих лет.

Несмотря на возражения со стороны ряда известных правозащитников (сводившиеся к тому, что ей, как "лидеру движения", не следует подвергать себя опасности ареста), 25 августа 1968 года Богораз приняла участие в "демонстрации семерых" на Красной площади в знак протеста против вторжения войск стран Варшавского договора в Чехословакию. Была там арестована, приговорена к 4 годам ссылки. Отбывала срок в Восточной Сибири (Иркутская область, пос. Чуна), работала такелажницей на деревообделочном комбинате.

Вернувшись в Москву в 1972 году, Богораз не стала принимать непосредственное участие в работе существовавших тогда диссидентских общественных ассоциаций, однако продолжала время от времени выступать с важными общественными инициативами, одна или в соавторстве. Так, ее подпись стоит под т.н. "Московским обращением", авторы которого, протестуя против высылки Александра Солженицына из СССР, потребовали опубликовать в Советском Союзе "Архипелаг ГУЛАГ" и другие материалы, свидетельствующие о преступлениях сталинской эпохи. В своем индивидуальном открытом письме председателю КГБ СССР Ю.В. Андропову она пошла еще дальше: отметив, что не надеется на то, что КГБ откроет свои архивы по доброй воле, Богораз объявила, что намерена заняться сбором исторических сведений о сталинских репрессиях самостоятельно. Эта мысль стала одним из импульсов к созданию независимого самиздатского исторического сборника "Память" (1976–1984), в работе которого она принимала негласное, но довольно активное участие.

Богораз неоднократно обращалась к правительству СССР с призывом объявить всеобщую политическую амнистию. Кампания за амнистию политических заключенных, начатая ею в октябре 1986 вместе с другими московскими инакомыслящими, была ее последней и наиболее успешной "диссидентской" акцией: призыв Богораз и других к амнистии был на этот раз поддержан рядом видных деятелей советской культуры. В январе 1987 года М. Горбачев начал освобождать политзаключенных. Однако ее муж, Анатолий Марченко, не успел воспользоваться этой амнистией – он скончался в Чистопольской тюрьме в декабре 1986 года.

Общественная деятельность Богораз продолжилась в годы перестройки и пост-перестройки. Она принимала участие в подготовке и работе Международного общественного семинара (декабрь 1987); осенью 1989 года вошла в состав воссозданной Московской Хельсинкской группы и до 1994 года была ее председателем; в 1993–1997 входила в правление российско-американской Проектной группы по правам человека. В 1991–1996 Богораз руководила просветительским семинаром по правам человека для общественных организаций России и СНГ.

Лишения, выпавшие на долю Ларисы Иосифовны, сказались на здоровье. 6 апреля 2004 года в Москве после продолжительной болезни Лариса Богораз скончалась.

6 апреля 2017 года прошли вторые Богоразовские чтения. В этом году основная тема обсуждения для их участников - может ли гражданское общество выстроить стратегию широкого гражданского просвещения и правозащитного образования.

6 апреля 2016 года в Москве в Сахаровском центре прошли Богоразовские чтения. Чтения были приурочены ко дню памяти Ларисы Иосифовны Богораз (1929–2004), правозащитника, публициста, члена Московской Хельсинкской Группы и председателя МХГ в 1992–1994 г., которая в 90-е годы положила начало проведения правозащитных семинаров.

Из архива общества "Мемориал"

 

Лариса Богораз и Анатолий Марченко в ссылке

 

Лариса Богораз и Павел Литвинов

 

Лариса Богораз, Марина Домшлак-Герчук, Мария Розанова-Синявская, Андрей Синявский, нижний ряд: Юлий Даниэль и Юрий Герчук. Фото: Сергей Серов

 

Анатолий Марченко и Лариса Богораз. 1970 год

 

Анатолий Марченко, Павел Марченко, Лариса Богораз. 1979 год

 

 

Иосиф Дядькин, Лев Тимофеев, Лариса Богораз. Фотоколлекция «Экспресс-хроники»

 

Елена Боннэр и Лариса Богораз. Фото из Архива А.Д. Сахарова

 

1999 год


Лев Пономарев

Генри Резник

Леонид Гозман

Лев Пономарев

Антон Чивчалов

МХГ в социальных сетях

  •  
Остановите выдворение журналиста Али Феруза, спасите его от тюрьмы и пыток
В поддержку Алексея Малобродского и "Гоголь-центра"
Остановить политический террор в России! Открытое обращение в СПЧ
В поддержку академика РАН Юрия Пивоварова
Свободу Кириллу Бобро!
Остановить разгром Международного Центра Рерихов
В поддержку Зои Световой и Елены Абдуллаевой

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2017, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 №68-рп и на основании конкурса, проведенного Движением "Гражданское достоинство".