Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

 

Адвокаты увидели угрозу в Кремле



Повестка дня Международного юридического форума, открывшегося 17 мая в Петербурге, была далека от юридической казуистики. Кроме банкротства, гражданских и наследственных процессов профессионалы обсуждали вполне человеческие вещи: фильмы, книжки, Интернет. Премьер-министр Дмитрий Медведев, выступая на пленарном заседании, говорил об искусственном интеллекте и раз пять употребил загадочное слово «блокчейн». Так называется система хранения данных, которая распределяет их между сотнями и тысячами компьютеров по всему миру. Подобную структуру использует для своего существования криптовалюта биткоины.

Позже светила юридической профессии собрались на втором этаже эрмитажного Главного штаба, чтобы обсудить художественный образ адвоката и выяснить, почему он так и не стал героем нашего времени. Застрельщиком выступил экс-сенатор от Архангельской области, старший партнёр адвокатской коллегии Pen&Paper Константин Добрынин.

«Почему так случилось, что в России нет художественного образа адвоката как настоящего защитника людей? Почему на Западе он есть, а у нас нет? Почему так разнится понятие защитников у наших стран?» – задавался вопросами он.

Бывший председатель Высшего арбитражного суда России, однокурсник Дмитрия Медведева Антон Иванов связал происходящее как с историческими, так с современными факторами.

«В дореволюционной литературе образ адвоката был очень достойным. Лучшие образцы судебных речей тех времён мы читаем до сих пор, и они до сих пор переиздаются. Но труды адвокатов последних лет не пользуются такой популярностью. На мой взгляд, происходящее объективно: советская власть провела непреодолимую границу между судьями и адвокатами. В любой западной стране перетекание из одной профессии в другую совершенно нормально: люди являются представителями единого юридического сообщества. Но в СССР адвокатов задвинули в определённую нишу, к ним начало формироваться негативное отношение», – считает Иванов.

Современная власть, по мнению экс-судьи, ведёт себя едва ли не хуже, чем советская: «Государственные органы так построены, что мастерство юриста в общении с ними не играет роли. Вы можете быть отличным специалистом и оратором, но, если есть установка решить дело не по закону, её не преодолеешь. Поэтому на адвокатов смотрят не как на профессионалов, а как на людей, передающих материал в государственные органы. Такой этап жизни страны. Я за то, чтобы как можно больше вопросов решалось профессиональным мастерством и талантом».

Президент Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко и адвокат, член Московской Хельсинкской Группы Генри Резник также ссылались на козни бюрократов. «В современной России место героя занято. Никакой адвокат на него покуситься не может. Основным и единственным героем в нашей стране является президент. Я говорю об этом без всякой иронии», – подчеркнул Пилипенко.

«У нас не персоноцентристское общество. Государство у нас везде главная ценность –мы проиграли войну чиновникам в пиаре и СМИ. Бюрократический аппарат стал сильнее, и это чувствуют представители свободных профессий, художники», – заявил Резник.

Адвокат Денис Лактионов доказывал тот же тезис с цифрами в руках: «Оправдательных приговоров выносится меньше 2%. Даже в сталинские времена этот процент был значительно выше». Проректор Европейского университета, научный руководитель Института проблем правоприменения Вадим Волков указал более прозаические причины проблемы.

«Драматургия рождается благодаря настоящему состязательному процессу. Нет состязания – нет ничего кинематографичного. Сейчас в России судебные процессы забюрократизированы. Но есть хорошая новость: с 2018 года будет шире применяться суд присяжных – тогда появится то поле, где разыграется адвокатская драма, которую можно транслировать в кино».

Гений Плевако и обиженные литераторы

Сами киношники публично расписывались в самых тёплых чувствах к адвокатам. Режиссёр Алексей Учитель прямо на форуме анонсировал новый сериал, который выйдет в 2019 году. Он будет посвящён историческому персонажу – известному красноречием дореволюционному юристу Федору Плевако – к нему Лев Толстой посылал крестьян со словами: «Федор, обели несчастных». По словам Учителя, выбор в пользу исторического персонажа диктовался не презрением к современникам, но желанием раскрыть универсальные законы профессии: «Адвокат – это и режиссер, и актёр одновременно. Он прекрасно должен владеть сценическим искусством, актерским мастерством, импровизировать, знать свою мизансцену».

«Плевако был гением. Были случаи, когда он тремя словами выигрывал процессы. Это задокументировано – выходил и выигрывал». «Плевако нельзя назвать в прямом смысле положительным героем. Он был очень разным. Причём интересен не только как профессионал, но и как человек с тяжёлой личной судьбой. Он был незаконнорождённым и жил под этим грузом ненужного человека», – подчеркнул режиссёр.

Главную роль в проекте исполнит известный по фильмам «Лимита», «Американская дочь», «Вор», «Идиот», «Статский советник» актёр Владимир Машков. Во время сессии он обильно цитировал речи своего героя и других юристов. Например, реплику Анатолия Кони: «Подражать Плевако было, по моему мнению, невозможно, как нельзя подражать вдохновению». «Каких-то 150 лет назад в Москве было четыре чуда: Кремль, собор Василия Блаженного, Царь-пушка и Федор Плевако», – восторгался актёр.

А вот писатель, автор «Бандитского Петербурга» и глава Агентства журналистских расследований Андрей Константинов имиджевые проблемы современной адвокатуры связывает не с юриспруденцией, а с литературой. «Только сильная литература может породить сильную драматургию и вылиться в хороший фильм. Литература переживает сложное время. Из неё бегут люди. Количество книжных магазинов сокращается. Тяжело прокормить себя чисто литературным трудом. Писатель сегодня – уже не профессия, а занятие выходного дня. Он может по основному роду деятельности быть и учителем, и кочегаром, и адвокатом».

Прозаик считает, что юридическое сообщество должно создать нормативную базу, чтобы «авторские права были защищены, а литераторы могли зарабатывать свою копеечку, совершенствовать мастерство и создать, наконец, образ хорошего адвоката».

Впрочем, не удержался Константинов и от упрёков системе власти: «По закону мы выигрываем, но, как сложится, я не знаю», – процитировал он реплику главы юридической службы АЖУРа, бывшей федеральной судьи Яны Корзининой.

«Так кто же адвокат в этой ситуации – герой или мученик?» – допытывался Добрынин.

«Наверное, и то, и другое. Поэтому не оставляйте стараний, маэстро», – утешил Константинов.

Автор: Елена Кузнецова

Источник: Фонтанка.Ру, 17.05.2017


Лев Пономарев

Генри Резник

Леонид Гозман

Лев Пономарев

Антон Чивчалов

МХГ в социальных сетях

  •  
Остановите выдворение журналиста Али Феруза, спасите его от тюрьмы и пыток
В поддержку Алексея Малобродского и "Гоголь-центра"
Остановить политический террор в России! Открытое обращение в СПЧ
В поддержку академика РАН Юрия Пивоварова
Свободу Кириллу Бобро!
Остановить разгром Международного Центра Рерихов
В поддержку Зои Световой и Елены Абдуллаевой

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2017, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 №68-рп и на основании конкурса, проведенного Движением "Гражданское достоинство".